Станция киренга на карте

Два года мы заглядывались на спутниковую карту реки Киренги, намечая свою очередную рыболовную экспедицию. И только после Кольского и Витима решились пойти в затерянный среди тайги мир нетронутых ленков и медведей. В этот раз мы решили добавить к нашему сплаву один интересный исторический нюанс и не просто половить рыбу, но и узнать хоть немного о легендарном Ледяном походе и, возможно, о самом Владимире Оскаровиче Каппеле. Это, если помните, один из белых генералов, соратник Колчака, знакомый нашим современникам по популярному сериалу «Адмирал». Еще зимой я изучил массу документов по Ледяному походу и сделал вывод, что с 1920 года рыбаки и туристы нечасто посещали этот район. Достаточно сказать, что мы перебрали с десяток разных прибайкальских форумов, но ответов на наши вопросы о тех местах так и не получили. Те из наших читателей, кто интересуется историей или просто смотрел сериал «Адмирал» Каппеля там играл Станция киренга на карте. Безруковвероятно, помнят, что именно в районе связки рек Киренга-Шевыкан лошадь Каппеля провалилась под лед и ему пришлось ампутировать отмороженные ступни ног замечу, кстати, что это лишь один из вариантов случая с лошадью, найденных мною в исторических документах. По правде говоря, это меня удивило. Охотясь на Сахалине в 70-х годах, я не раз попадал в подобную ситуацию, проваливаясь в ручьи под снегом при минус 25С0…Что стоило войску в несколько станция киренга на карте человек разжечь костер и высушить ноги станция киренга на карте лесу, полном дров? Возможно, нам легко сейчас рассуждать о выживаемости в тайге, но тем не менее… Итак, заинтересовавшись историей Ледяного похода и загадочной судьбой этого человека из далеких времен Гражданской войны, я дал себе слово привезти камень с тех троп, по которым сотню лет назад стучали подковы лошадей генерала Каппеля. Забегая вперед, скажу, что камень мы привезли, станция киренга на карте теперь только остается положить его на могилу генерала в Донском монастыре… Камни, кстати, весьма необычные — если кто заинтересуется, можно посмотреть у меня в клубе «Посейдон». Останки генерала по некоторым сведениям — нетленные! В 2007 году прах генерала торжественно перезахоронили в Донском монастыре в Москве. Интересен тот факт, что документы, которые удалось мне, любителю, «накопать», настолько разноречивы, что давать какие-нибудь свои исторические оценки я не хочу, рискуя нарваться станция киренга на карте критику истинных исследователей того периода. Первое, что нам бросилось в глаза: в качестве таблички на станции Киренга выступает мемориальная доска первого поезда строителей легендарного БАМа — Байкало-Амурской магистрали, этой грандиозной дороги, как-то станция киренга на карте в наше время и скрытой тысячами километров бескрайней восточной тайги. Только стоя на этих рельсах, уходящих через распадки в синие дали, понимаешь, как непросто было это построить. Один только Северомуйский тоннель, пробитый сквозь вечную мерзлоту на 15 километров, можно назвать девятым чудом света! Но чудеса и опасности нас станция киренга на карте на каждом километре сплава по станция киренга на карте Ханде и Киренге. Проехав от станции по таежному зимнику на 150 км в сторону Верхней Ханды, мы продолжили почти трехсоткилометровый путь, кольцом выходящий вновь к станции Киренга. Вчетвером на трех лодках мы решили пройти этот загадочный путь. Редкие и скупые заметки об этом крае обещали нам встречу с медведями, тайменями и ленками и, конечно, с историческими следами Гражданской войны 20-х годов. Хотя наша основная цель и заключалась в освоении нового водного рыболовного маршрута, трагическая история генерала Каппеля не давала мне покоя. Пройдя не одну сотню километров по прибайкальской тайге и поговорив с местными жителями, чьи предки жили в суровые времена Гражданской войны, мы буквально по крохам собирали сведения о тех событиях. Первым этапом сплава у нас была почти не посещаемая туристами речка Ханда, на которой мы встретили всего четырех человек из местных охотников и рыбаков. Народ здесь приветливый и гостеприимный. Они подробно ответили на все наши вопросы о незнакомой местности и посоветовали в дождливые дни останавливаться в известных им зимовьях-избушках. К счастью, на Ханде таких дней было мало, и мы относительно без труда прошли ее полторы сотни километров до Киренги. Ханда оказалась довольно живописной таежной речкой с благоухающими лесными цветами и разнотравьем на высоких берегах. Как и следовало ожидать, скудные данные из Интернета об этом районе — о слабом течении реки и древесных завалах — не подтвердились. В основном — немелкие перекаты. После почти двухдневного затишья в начале пути и всего одного пойманного крупного окуня эта река постепенно открыла нам свои рыбные запасы. Я бы назвал Ханду «Царством ленков» не путать с линем. Ленок — известная в Сибири лососевая рыба, внешне напоминающая радужную форель с ее вкусным мясом. Ленки в изобилии ловились и на блесны типа «Блю Фокс», и на мушки. Как-то вечером наш основной походный кулинар и знаток тайги Александр Ефимов даже взялся сделать из ленка котлеты. Станция киренга на карте ему, конечно, пришлось повозиться, не имея соответствующего оборудования, котлеты получились отменными!! Неделю нам пришлось двигаться по Ханде до начала самой короткой тропы на реку Шону, где, станция киренга на карте историческим даннымкак раз и провалился под лед конь генерала Каппеля. Определив по карте наиболее короткий путь в устье Шоны, мы оставили базовый лагерь на одном из конечных поворотов Ханды и решили пройти к Шоне вдвоем. Почти два дня у нас ушло на этот пеший переход по глухой тайге по старой охотничьей тропе и лесным просекам. Кстати, изначально мы планировали начать поход именно с Шоны, забросившись туда из Иркутска, но местные охотники отсоветовали делать это из-за захламленности Шоны паводковым лесом. В итоге мы переиграли план похода с Шоны на Ханду, и в действительности так и оказалось — Шона была более узкой и заваленной лесным ломом. Попив чаю на ее берегах и немного отдохнув после суточного броска по тайге, мы дали залп в честь генерала Каппеля из нашей «берданки», взятой Александром Ефимовым в основном на случай встречи с медведями. Взяв пару небольших «шоновских» камней, мы вернулись к нашим ребятам на Станция киренга на карте и продолжили сплав до впадения в Киренгу. Два-три дня понадобилось нам для совершения почти 80-километрового сплава до единственного в этом месте таежного поселка Карам, где надеялся узнать что-нибудь о Ледяном походе и, возможно, найти кого-то, еще помнящего времена Гражданской. Карам находился в живописной долине между гор, и Киренга здесь разделялась на множество проток. Встретив по пути моторку со сборщиками ягод, мы узнали, что надо держаться самой левой протоки, чтобы не проскочить деревню. Течение было настолько сильным, что нашим лодкам чудом удалось притормозить в крошечном заливчике у самого центра Карама. Живописная обстановка таежной деревни поразила нас чистотой и ухоженностью улиц, почерневшими от дождей и времени деревянными избами и, кстати, памятником жертвам Гражданской войны. Как обычно, первым делом нас интересовал свежий хлеб для дальнейшего сплава, и тут мы встретились с радушием местных жителей очень характерным для жителей таежных поселков вообще — продавщица магазина отдала нам последние четыре булки из своих личных запасов. Основную же массу хлеба разбирают еще при утреннем завозе из пекарни. Здесь же рядом, почти на берегу, находилась местная школа, где я надеялся узнать интересующие меня исторические данные. Было лето, и никого из учителей, конечно, в старом деревянном здании не было. Однако нам посчастливилось встретить директора, и он посоветовал нам, к кому обратиться. Чуть ниже по течению мы пристали к берегу, где на пригорке стоял красивый домик с резными украшениями, утопающий в цветах. Узнав цель нашего визита, хозяин, поседевший учитель лет примерно семидесяти, посетовал, что почти никого из стариков и даже его родителей, живших тогда в Караме, не осталось… После почти часовой беседы я выяснил станция киренга на карте и предполагалчто отношение к Белому движению здесь сложилось в основном негативное. Да, действительно, здесь проходили какие-то части каппелевской армии, которые, в общем, как и «красные», особого улучшения жизни карамцам не принесли, но дух того времени все же зародил веру в светлое будущее. Памятник в Караме был сделан при помощи этого учителя и местных исторических легенд. Не знаю, насколько одиозный полковник Дуганов, расстрелявший со своей «Муркой», некоей Черепанихой, около двадцати станция киренга на карте активистов красного движения, имел отношение к частям Каппеля, но время все расставило по своим местам. Почти все были забыты станция киренга на карте канули в далекое прошлое — и белые, и красные, а живописный Карам так и стоит на дикой и своенравной таежной Киренге и так же занимается заготовкой леса, охотой и рыбалкой… Мы тепло попрощались со старым учителем и, окинув прощальным взглядом затерянный в бескрайней тайге поселок, продолжили наш путь. Мы шли по тем местам, где когда-то в январские 40-градусные морозы отряды Каппеля совершили свой исторический Ледяной поход. Кто там в те годы был прав, кто виноват — не нам судить! Конечно, мы не сделали какого-то открытия — ведь для этого нашей экспедиции просто не хватило бы времени — но лежащий у меня на столе камень и фотографии с Шоны и Киренги все же делают нас хоть как-то причастными к событиям тех далеких времен. Говорят, что только вода обладает уникальной памятью на протяжении столетий, станция киренга на карте я уверен, что память есть и у камней, и у деревьев, и у всей великой и древней тайги, по которой мы прошли на трех лодках этим летом. Еще две недели мы возвращались по Киренге к поселку Магистральному, проходили скальники Туколоньского заказника, ловили ленков и небольших тайменей, попадали в сильные дожди и экстремальные ситуации, из которых успешно вышли и даже сделали пусть небольшие, но приятные для нас открытия, встретив редкого сибирского углозуба, а наш энтомолог Александр Игнатенко нашел необычного жука-долгоносика. А еще мы сняли трехчасовой фильм и сделали тысячи фотографий. Гузенко БАМ — Станция киренга на карте На фото: 1. Таежные жители встречали радушно. Александр Ефимов с ленком. Памятник жертвам гражданской войны. Наш энтомолог Александр Игнатенко.

См. также