Михаил чадаев стихи

Ни жизни с головой не принадлежу, ни литературе. Есть несколько молодых писателей в современной России, по которым я сверяю свой успех, свою эстетику. Есть ещё несколько молодых писателей, которые безоговорочно известнее меня, и успех их заслужен. Их, наверное, тоже двое. И есть один писатель, которого я безоговорочно считаю более талантливым, чем я сам. Не уверен, что данная атестация что-то значит для иного читателя, да и самому Тарковскому, скорее всего, всё равно. Но я вот признался в своей читательской любви: считаю нужным и важным это сделать. Михаил Тарковский входит в малое число самых любимых моих, самых нужных мне литераторов всех времен и всех народов. И что-либо всерьёз говорить об этом своём чувстве я пока ещё не готов. Михаил чадаев стихи я самому Михаилу несколько вопросов задам. Когда и где ты родился? И что именно, и когда подвигло тебя уехать на Енисей? Михаил чадаев стихи тебя в роду есть примеры подобного? Родители вообще - михаил чадаев стихи люди или интеллигенция? Быстро ли ты освоился там? Никогда не жалел о своём выборе? Извини, что так много вопросов сразу. Это чтоб потом тебя не михаил чадаев стихи. В школе институте учился в Москве. Огромную михаил чадаев стихи в моей жизни сыграла бабушка, с которой мы постоянно бывали в ее родных местах — средней полосе России — на Волге, в Калужской области. Помню приехали из деревни я перешел во второй классмихаил чадаев стихи все не мог заснуть, плакал: «Бабушка, бабушка, хочу в деревню!. » В конце школьных лет уже полностью и не без бабушкиной помощи определился в выборе профессии — хотел быть полевым орнитологом специалистом по птицам. В среде моих товарищей было принято бывать в различных уголках страны, в диких местах, о которых каждый с детства мечтал по книгами Арсеньева, Федосеева, Бианки, Астафьева. На Енисее впервые побывал девятиклассником в экспедиции. Там, когда впервые переваливал Западный Саян по Усинскому тракту на автобусе, увидел горную тайгу, которая поразила меня на всю жизнь. Дважды безуспешно поступал на биофак МГУ, в конце концов поступил в МГПИ им. Ленина на отделение географии и биологии. Летом работал в экспедиции неподалеку от Бодайбо — посёлок Кропоткин. Мои товарищи в это время трудились в Михаил чадаев стихи — была экспедиция биологическая с базой в заброшенном поселке на берегу Енисея. Туда я и попал весной 1978-го. После того, как отработал три сезона плюс месяц зимой, руководством мне было предложено место постоянного сотрудника, на что я с великой радостью согласился. Прожил в Мирном почти пять лет. Потом вслед за моим товарищем Анатолием ушел в госпромхоз охотником — в соседнюю деревню. Через несколько лет охоту перебороло писание стихов и рассказов. В том же поселке и нахожусь по михаил чадаев стихи пору. На охоту вернулся три года назад после. Михаил чадаев стихи роду подобного опыта не было, если не считать того, что дядя мой, знаменитый и удивительный кинорежиссер, после школы за разбитное поведение был отправлен бабушкой на Енисей михаил чадаев стихи в те же места. Историей этой бабушка прожужжала мне все уши. Думаю подспудное влияние этого факта трудно переоценить… Михаил чадаев стихи не могу слово интеллигенция. Семья наша трудилась, скажем так, в сфере, связанной с гуманитарной стороной жизни. Бабушка работала в типографии. На Енисее прижился, ну не знаю, за несколько лет, наверно, хотя это такой мир, в михаил чадаев стихи сколь не живи - михаил чадаев стихи новое найдешь и новому научишься. Естественно, о выборе не михаил чадаев стихи, а если б и жалел — не сказал. Без Енисея меня бы не было. Встречался ли ты с ними когда-либо? Оказал ли на тебя влияние Тарковский-поэт и Тарковский-режиссер? Как ты относишься к михаил чадаев стихи творчеству? Казалось, что я интересую не сам по себе, а как чей-то там родственник. Или, михаил чадаев стихи они волнуют в первую очередь, а потом уж я, как довесок. Когда вырос, жизнь прожил, заделье появилось — как-то сами отпали те молодые взбрыки. Спокойно могу говорить и деде, и о дяде. С дедом чаще, но уже на заре вечерней его жизни. С дядею михаил чадаев стихи только в детстве, а в осознанном возрасте — совсем мало. Не жил он у нас уже. Вряд ли вспомню михаил чадаев стихи новое о наших встречах, а повторять то, что уже не раз рассказывал, неохота. Все это так далеко — как в сказке. К их творчеству отношусь с великой любовью и благодарностью. Могу сказать, что произведения их оказали на меня влияние… не убоюсь: всеобъемлющее. Особенно дяди — в том, что пишу, руководствуясь евоными принципами и правилами. Это приоритет, скажем так, духовного начала, беспощадность к себе, одержимость, и как метод, как средство, как ключ — доведения и себя, и зрителя-читателя до слез, до умирания и возрождения. Хотя не знаю уж, насколько это получается. Михаил чадаев стихи еще то, что все в произведении должно быть по наивысшему разряду. Как в кино — и музыка, и михаил чадаев стихи, и слова, и закадровый текст. В михаил чадаев стихи так же. Если хочешь, чтобы пассажир в твоей повести доехал и все увидел — заботься о нем, ну чтоб его не трясло, чтоб свеженький ехал, и главное - чтоб окна чистые. И, конечно, правило деда — не сметь портить бумагу, каждое слово на вес золота. На выходе боец с СКС-ом, и пока не будет знака качества — рассказ не михаил чадаев стихи. Опять же не уверен, что все вышесказанное действительно воплощаю. Просто ты описываешь реалии совсем иные, чем газдановские ночные, парижские дороги - оттого мало кому в голову приходят эти сравнения. Или я не угадал? Из трех этих людей: Бунина, Набокова и Газданова я больше всего люблю, вернее, просто люблю, только Бунина. Набокова меньше, Газданова еще меньше. Но в процессе поиска, конечно, очень много читал и Газданова тоже. И учился у него, понятно. Одно время читал запоем все, что он написал. Потом прошли годы, и стал казаться мне этот честнейший писатель не то что… пустым, умозрительным, и не то чтобы писателем формы, и не то чтобы нерусским, а, как сказать. Есть какой-то изъян в «блестящих» писателях. Есть что-то раздражающее в словах: михаил чадаев стихи, он такой стилист». Как-то не о том. В общем, великой любви к Газданычу нет, есть михаил чадаев стихи уважение и благодарность. Уверен, если снова начнешь читать — снова покорит. Но походить на него михаил чадаев стихи хотелось бы. Хотя, когда учишься, конечно, и Толстым, бывало, побудешь, и Лесковым, и Астафьевым. Это как в чужой машине посидеть. Торпедо пощупаешь, проедешь чуть. Я и посидел, и пощупал. А остаться хочу в Бунине. Михаил чадаев стихи удалось, что нет? И если не удалось — по какой, как ты думаешь, причине? Какие книги вышли, какие премии получил… - Литературный путь свой расцениваю как полное разгильдяйство и попустительство. Никогда не работал в полную силу. Все шарился по тайге, Сибири, Дальнему Востоку. Все любил жизнь, лес, речку, океан, топоры, бензопилы, трактора, автомобили. Конечно, все с людьми, да с какими! И в поселках, и в городах… И никогда не считал себя настоящим писателем, тем более литератором. Писал мало, по повестухе в год максимум. Всегда было что-то более важное, то избушку новую срубить для охоты, то машину перегнать… Но при всем при этом всегда знал, что именно писание стихов, рассказов, повестей — это мое главное, сокровенное, и оно накрепко отделяет меня михаил чадаев стихи моих товарищей. И что ни жизни с головой не принадлежу, ни литературе. Это очень плохо, конечно, но в этом и сила моя, мое лезвие раздела, гребень хребта — а с него многое видать. И, главное, в обе стороны. Так что и почему не удалось? Отвечу историей: поехали со старинным товарищем моим Анатолием рубить избушки в тайгу вдаль от реки. Два снегохода, весна, апрель, расстояние 100 км. А у нас все по умищу: пилы новые, генератор, болгарка — печки резать из михаил чадаев стихи, все по-другому и, конечно, уже опыт, умение, глаз, руки другие, чем 10-20 лет назад. Я говорю: «Толян, а о чем мы раньше думали? Чо мы столько времени потеряли? Чо в хребте избушек не нарубили нормальных, дорог. Ведь все так просто… Когда знаешь…- Что мы вообще, братан, с тобой столько лет-то делали? Вот потому только сейчас и вхожу с сок, в жилу, начинаю понимать какая великая сила в хорошей повести. Это счастье, подарок Божий. Зато как изнуряет зависимость от языка. Не путать только с любовью к русскому языку, как к части жизни, как опоре и основе. Чтобы написать важную страницу, надо неделю. Как начинаешь подсчитывать, что стоит 50 страниц написать — тоска берет. Иногда это напоминает путь в Питер через Владик. Думаешь: а не проще ли то же самое сказать при общении: сколько времени спасешь, столько полезного можно для близких и далеких сделать! Прозы, поэзии и критики — это три разных вопроса. Есть ли у тебя время следить за ней? Я же не литератор. Читаю мало, и только то, что помогает, учит, дает михаил чадаев стихи и заряд. Бывает, пусто на душе, безвольно, нет азарта что-то свое сказать, и тут открыл книгу — и все, тебя подхватило течением, ветром, и уже этот ветер чужой в тебе гуляет, и охота и писать, и соревноваться, и жить. И знать, что ветер на всех один. Всегда поругивал нынешнюю литературку за низкий средний уровень. За фамильярность интонации, разговорность, базарность. За то, что вместо того, чтобы тянуть жизнь вверх, литературу принижают до уровня помойки. Речь, конечно, про мирское расхожее чтиво, каким бы элитарным оно ни пыжилось-казалось, про тот дух, который моден и которому молодые дуралеи подражают, думая что так и надо. Поэтому теперь скажу: михаил чадаев стихи она есть - такая есть. За поэзией как-то не слежу. Но, по-моему, мало хороших поэтов. Критиков тоже по пальцам пересчитать. Бондаренко, Кокшенева, Курбатов, Ремизова. Наверняка забыл еще кого-то. Толковые критики иногда проскакивают в Интернете. Замечательную книгу о Чехове написала Алина Чадаева. Но она не критик. Вообще, по-моему, любой приличный писатель может быть критиком. Серьезнейшую книгу «Антикритика» написал Олег Павлов. О премиях: получил около десятка — большинство журнальные. Первую в михаил чадаев стихи современнике», журнале, который первым меня серьезно напечатал. Были еще премии Интернет-журнала «Русский переплет», была Белкинская за повесть «Кондромо». Книг у меня три штуки: «Стихотворения». «За пять лет до счастья». Прозы написано еще на две. Да и к произведениям моих пишущих товарищей и знакомых я не могу относиться справедливо, тем более судить их или обсуждать. А еще раз произнести имена тех, кого считаешь губительным для хозяйства — надо ли. Из заново перечитанных книг сильнейшее на меня впечатление произвели «Последний срок» и «Живи и помни» Распутина. Или есть ваше поколение — твоих плюс-минус пару лет сверстников? В жизни, конечно, нет. Когда говорят о товарищах моих даже не по поколению, а, скорее, по направлению что-ли, «неореализм» какой-тоназывают такой ряд: Олег Павлов, Владимир Отрошенко, Александр Яковлев, Алексей Варламов, Светлана Василенко. А есть Николай Александров из Новосибирска. Прекрасный писатель, общественный деятель и друг, что для меня гораздо важнее. Сильно мне понравилась книга Кузнецова-Тулянина «Язычник». Она михаил чадаев стихи Кунашир, мой любимый остров. Кузнецов михаил чадаев стихи там лет десять жил. Образ океана мощный дал, по-моему, единственный в русской литературе. Вот Владимир Бондаренко говорит о поколении 37-го года, как о имеющем определенное единство? В этом какая-то вынужденность, отсутствие выбора. Верю в человеческое, в национальное, в региональное, в профессиональное. Писать некогда, писать не о чем? Думаешь — лучше б делом занялись. Чо-нибудь бы вскопали, или построили. Многим михаил чадаев стихи не о чем. Мне кажется, писать надо только о том, что ты очень любишь. Ну или о чем-то, что тебя поразило, переломало — бывают же произведения скажем ну, не о любви, а о беде, о потрясении. А много народу пишет о всяких глупостях. Надо всегда помнить, что уже вполне достаточно писателей, и чем дальше, тем труднее сказать что-то новое. Хотя на это и возразить можно — каждому поколению хоть и не люблю это слово, а вылезло охота именно о себе услышать дорогое, важное. Пока до 60 страниц. Например, новая повесть «Тойота-креста и другие». Написал, а потом понял, что это только первая часть большой уже вещи. Вижу мою любимую «Тойоту-кресту. Сейчас пишу вторую часть, а там, глядишь, и на третью растащит. Люблю я эту повестуху. Она для меня стала примером достижения невозможного. Это из тех вопросов — за что ты любишь Енисей? За что ты любишь охоту? Ради ответа пишется целая повесть. Объяснить за что - нельзя. Литература - это попытка дать вопрос на ответ без ответа. Дело это почти невозможное. И начаться может с пустяка. Есть затравочные слова, фразы. Пусть их никто не понимает, но для тебя это ключ. Например, нашел на каком-то владиковском автофоруме, где мужики обсуждают машины, кто себе что выбирал, что искал слова: «И вдруг я увидел черный «цельсиор»». Мне этого может быть достаточно. Уже рождается образ, фраза или целый обзац. Так вот, за что я люблю праворукие машины? Праворукими машинами я пытаюсь призвать западный московский мир одуматься, вспомнить, что есть параллельная русская страна, по отношению к которой Москва - зазеркалье. Перед моими глазами всегда стоит картина: улица по склону сопки, кривой домишка, «корона» 91-го года михаил чадаев стихи китовой кости, а сзади синяя даль, горы в насечке тайги, бескрайняя вода. И какой-нибудь Гена или Валера, обветренный, с трудовыми побитыми руками садится в эту самую «корону» и едет в садик. За дочей… В одном слове может поместиться океан со всеми сейнерами, михаил чадаев стихи вот Валерами и крабами, именно поэтому зрелость творческая только с годами приходит, когда слова добирают смысла, наполняются им по самое горлышко. Что для меня, десятилетнего, слово Енисей? Вроде бы времени у всех мало, все торопятся: отчего такая страсть к большим формам? Наверно, есть момент моды и конъюнктуры. Издатели охотней издают роман, премии за романы дают. На Запад косятся — там давно та же история. Да и вообще: «Читали такой-то романец? » Выходит читателю проще погрузиться то во что-то одно большое. Раз уж пропадать… Хотя рассказ хороший труднее написать, чем роман. Роман можно задницей высидеть. Он же здоровенный, а прочитать надо, чтоб в обществе доложить. Михаил чадаев стихи за долгую дорогу все равно прискрипится, притрясется читатель, даже если и все не очень, и до конца проедет. Рассказ же ближе к стиху — там ты как на ладони. Хотя это только одна сторона дела. Дело в писателе, а не в жанре. И вообще глупо сравнивать: что лучше легковая машина или «Урал»? Вот объясни мне, зачем люди, владеющие прозаическими формами в совершенстве, обращаются к поэзии? Мы Пушкина и Лермонтова брать не будем, давно это было, а вот Бунина, Набокова или Катаева мне хочется вспомнить. Как раз в связи с тобой. Откуда у безупречных мастеров такая страсть к поэзии? Потом перешел на прозу и не писал стихи лет десять или пятнадцать. Нынче написал повестуху, которая неожиданно вынесла меня к стихам, которыми она и завершается. Мне кажется, что обычна такая эволюция — стихи, потом проза. Так и у Бунина, и у Набокова было, михаил чадаев стихи я знаю. Что-то не помню, я, чтоб сложившийся писатель повестей или романов перешел на стихи. Почти все начинают со стихов, дело молодое и понятное. Кому это михаил чадаев стихи очень удается, идут в прозу. Те, кому стихи удаются, но, как кажется, не полностью выражают душу, начинают пробовать себя в рассказах, потом в повестях, потом в романах. Потом, может, в кино. Все идет по нарастанию массы. А безупречное мастерство в прозе — как раз и есть наследие стихов. Он может мешать, вязать руки, а может помогать. Бывшие поэты обычно пишут так называемую художественную прозу. Если бы в михаил чадаев стихи не было своей великой силы, их бы не существовало. Стихотворение дает возможность через малое михаил чадаев стихи огромное. Об этот сто раз сказано. И, конечно, каждому хочется такой экономии. Вреден он или полезен? Не проходил ли иногда этот раздел поперек, прости за пафос, твоего сердца и твоей судьбы? Вреден или полезен — кто его разберет. Это раздел всегда был за границами моей судьбы, потому что я всегда жил в литературе русской и писал только ее. Потому что у нее руль справа и мы - остров. А вообще любой раздел вреден, как гражданская война. Хотя наверняка в нем, как и в жизни, много переходов. К сожалению, единственное, что может объединить эти две литературы - это неудачи авторов той и другой стороны, в них все равны, и они у всякого бывают. Очень трудно написать хорошую книгу. А мне проще считать, что недуховной литературы нет. Как нет дырки от бублика. Вообще, наверное, правильнее говорить не патриотическая литература, а русская. Какие литературные газеты читаешь михаил чадаев стихи почитаешь? И безнадежную, потому что почти никто их в стране не читает, не имея такой возможности при дороговизне жизни. Многим еле хватает пенсии на какой-нибудь «Сибирский огород» и на «Здоровье». Литературных газет и вовсе три штуки. «День литературы», «Литературная газета, «Литературная Россия». Живя в отдалении, читаю их от случая к михаил чадаев стихи, но считаю их существование небывалым для наших дней явлением. Считаешь ли её соразмерной литературе, которая создавалась в эмиграции? Платонов и Шолохов… По-моему глупо даже вопрос так ставить. А художник Иван Селиванов с его дневниками-записками. А дубческий старец, дневники-воспоминания которого печатались как-то раз в «Новом мире»? Все это самая настоящая русская литература - просто советского периода. А когда говорят «советская литература», представляется какая-то заказная бадяга якобы про народ, которую никто никогда не вспомнит. Так… глазами вожу по строчкам. Я же сейчас в городе. А читать в тайге надо. Там все доходит полностью. Вот все мечтаю новый дом, например, изнутри доделать. Чем дольше живешь, тем михаил чадаев стихи мечт, потому что многое из реального превращается потихоньку в мечту. Ну, понятно, что человеком. Охотником гораздо проще себя назвать, да только настоящие охотники-промысловики - это мои товарищи, для которых промысел — михаил чадаев стихи единственное и главное дело жизни. И я им в подметки не гожусь. У меня смешанное ощущение собственной михаил чадаев стихи, хотя как на духу: главное - написать что-то стоящее. Я пожалуй больше всего люблю "Гостиницу "Океан" - хотя ни одну твою повесть я неудачной назвать не могу. Ну так - ты как сам воспринимаешь написанное тобой? Ну, наряду еще скажем со «Стройкой бани» и «Тойотой-крестой». «Креста» - продолжение «Гостиницы». В «Гостинице» есть самое близкое соприкосновение с непостижимым. Хотя я бы сейчас ее совсем по-другому бы написал. Но обзац про самолет и горючую и горемычную Пахину душу считаю лучшей удачей. Еще люблю «Енисей, отпусти! » Всегда ценишь, когда даешь ответ на самый невозможный, пограничный вопрос. За этим такая михаил чадаев стихи встает, что дух захватывает и мурашки по хребту ползут. Просто у каждого мурашки бегут от разного. Когда нравятся свои рассказы - это правильно, помню, Бунин вспоминал, как пришел к Льву Николаичу, а тот на диване с довольным видом читал «Казаков». Ведь еще и знал что читать при Бунине! Михаил чадаев стихи ли писателю гражданская позиция? Хотя я не очень люблю политику и политических деятелей. Понимаю, что они, как только туда попадают, становятся другими людьми, и не знаю, как михаил чадаев стихи бы повел себя. Не понимаю, почему никому из тех, у кого полно денег и власти, неохота пойти на шаг дальше — сделать, чтоб тебя народ по-настоящему полюбил, как отца и близкого человека, чтоб прославиться служением Родине, в историю войти великим деятелем. А моя позиция такова: у нас идет полнейшее размазывание по полу трудового человека, никакой демократии нет - одни бумажки, ну идеология, понятно, разрушительная. Рынок и свобода каждого от всякой ответственности михаил чадаев стихи может быть целью общества. Что делать — не знаю. И как подумаешь, что снова измыслили Туруханскую ГЭС строить — Угрюм-реку Нижнюю Тунгуску михаил чадаев стихи, так и вовсе жить неохота. Я червь, ничего не знаю и не понимаю. Хочу верить в возрождение, но вижу глазами погибель. Верую сердцем в Русь и в неисповедимость михаил чадаев стихи Твоих, Господи. Беседовал Захар Прилепин Источник:.

См. также